Главная / Статьи / Вердикт «на всю Ивановскую» – как коллегия присяжных признала убийство, а подсудимую невиновной

Вердикт «на всю Ивановскую» – как коллегия присяжных признала убийство, а подсудимую невиновной

Коллегия присяжных Ивановского облсуда признала доказанными фактические обстоятельства умышленного убийства, но решила, что подсудимая невиновна. Государственный обвинитель усмотрел в этом противоречивость вердикта и опротестовал оправдательный приговор в Кассационную палату Верховного суда.

10 марта 1995 года Ивановский областной суд с участием присяжных заседателей рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению жительницы города Наволоки Кинешемского района 60-летней пенсионерки Веры Краскиной в умышленном убийстве (п. "и" ст. 102 УК РСФСР).

Из обвинительной речи прокурора Сергея Расторгуева следовало, что 17 октября 1994 года около 16 часов Краскина в собственной квартире нанесла ножом колото-резанную рану шеи своему 40-летнему сожителю Юрию Смирнову. В результате повреждения позвоночника и спинного мозга тот через несколько минут скончался на месте.

На предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства Краскина с предъявленным обвинением согласилась и признала свою вину, ее показания о том, как было совершено преступление, подтверждались выводами судебной экспертизы и результатами следственного эксперимента. По ее словам, как только сожитель, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, зашел в прихожую, она повалила его на пол и ударила один раз заранее приготовленным самодельным ножом, который принадлежал потерпевшему.

В качестве причины убийства подсудимая сослалась на беспробудное пьянство Смирнова, постоянное вымогательство им денег на приобретение спиртного. Эти неблагополучные жизненные обстоятельства, толкнувшие женщину на тяжкое преступление, легли и в основу защитительной речи адвоката Альбины Крайновой.

После окончания судебного следствия и прений сторон секретарь заседания Анжела Исакова передала присяжным заседателям вопросный лист, подготовленный председательствующим – судьей облсуда Валерием Степалиным, а сам он обратился к ним с напутственным словом, после чего коллегия удалилась в совещательную комнату для постановления вердикта.

Присяжным предстояло ответить на следующие вопросы.

1. Доказано ли, что 17 октября 1994 года около 16 часов в квартире № <…> дома № <…> по улице <…> в городе Наволоки Кинешемского района Ивановской области потерпевшему Смирнову было причинено тяжкое телесное повреждение в виде колото-резаного ранения мозга, осложнившегося спинальным шоком, от чего наступила смерть на месте в короткий промежуток времени, исчисляемый минутами?

2. Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанное повреждение потерпевшему, находящемуся в сильной степени алкогольного опьянения, причинила подсудимая Краскина, повалив его на пол и намеренно нанеся один удар самодельным ножом, который приготовила и взяла заранее для этого, будучи недовольной поведением сожителя, выразившегося в пьянстве, сквернословии, вымогательстве денег на употребление спиртного?

3. Если на второй вопрос дан утвердительный ответ, то виновна ли Краскина в намеренном причинении указанных телесных повреждений С-ову, при этом желая или сознательно допуская наступления его смерти?

4. Если на третий вопрос дан утвердительный ответ, то заслуживает ли Краскина снисхождения либо особого снисхождения?

Два "да" и одно "нет" ивановских присяжных и приговор суда

Доказательства обвинения по делу об убийстве Смирнова выглядели бесспорными, коллегия присяжных заседателей согласилась с этим, единодушно ответив на первые два вопроса: "Да, доказано". Тем неожиданнее был вердикт в отношении подсудимой: "Нет, не виновна". Проверив это решение, председательствующий не усмотрел в нем противоречия и постановил оправдательный приговор.

"Ивановский областной суд в составе председательствующего Степалина В. П. и коллегии присяжных заседателей при секретаре Исаковой А. В. с участием прокурора Расторгуева С. Ю., адвоката Крайновой А. В. рассмотрел в открытом судебном заседании <…> дело по обвинению Краскиной Веры Анатольевны <…>, ранее судимой: 29 марта 1993 года Кинешемским городским народным судом Ивановской области по ст.ст. 15, 103 УК РСФСР с применением ст. 44 УК РСФСР – пять лет лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Наказание не отбыто, судимость не снята и не погашена, в совершении преступления, предусмотренного ст. 102, п. "и", УК РСФСР, установил:

подсудимая Краскина В. А. обвинялась в том, что, являясь ранее судимой по ст.ст. 15, 103 УК РСФСР, совершила умышленное убийство. Как следует из предъявленного обвинения, 17 октября 1994 года, около 16 часов Краскина В. А. по месту жительства, будучи недовольной поведением сожителя Смирнова Ю. А., выразившемся в пьянстве, сквернословии, вымогательстве денег для приобретения спиртного, умышленно, с целью убийства, повалила на пол коридора пришедшего в сильном состоянии алкогольного опьянения Смирнова Ю. А. Затем взяла заранее приготовленный самодельный нож, принадлежащий потерпевшему, и нанесла им один удар ножом в шею лежащему Смирнову, причинила тяжкое телесное повреждение в виде проникающего колото-резаного ранения шеи с повреждением позвоночника и спинного мозга, осложнившегося спинальным шоком, повлекшее смерть потерпевшего на месте через короткий промежуток времени, исчисляемый минутами.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны доказанными факты причинения тяжкого телесного повреждения Краскиной сожителю Смирнову при обстоятельствах, указанных в обвинении, и наступления его смерти от этого, но Краскина признана невиновной, – говорится в судебном акте. – Вердикт коллегии присяжных заседателей о невиновности подсудимой является обязательным для председательствующего судьи и влечет постановление оправдательного приговора за отсутствием в действиях подсудимой состава преступления. Руководствуясь ст.ст. 300–303, 309, 316, 457–462 УПК РСФСР, суд приговорил: Краскину Веру Анатольевну по ст. 102, п. "и", УК РСФСР оправдать за отсутствием в деянии подсудимой состава преступления. Меру пресечения Краскиной В. А. в виде заключения под стражу в СИЗО-1 города Иваново отменить немедленно".

"Председательствующий обоснованно не усмотрел противоречивости в вердикте"

Государственный обвинитель Расторгуев в свою очередь посчитал, что по делу вынесен противоречивый вердикт, и опротестовал приговор облсуда в Кассационную палату ВС. 7 июня 1995 года протест был рассмотрен тройкой судей под председательством Василия Кочина (судьи Александр Косыхин и Владимир Микрюков).

"В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, – говорится в определении палаты. – В протесте указывается, что коллегия присяжных заседателей фактические обстоятельства совершения Краскиной убийства Смирнова признала доказанными, но на вопрос о виновности Краскиной был дан отрицательный ответ. Усматривая в этом противоречивость вердикта, государственный обвинитель полагает, что председательствующий в нарушение ст. 456 УПК РСФСР не принял мер к устранению противоречия в вердикте, чем существенно нарушил уголовно-процессуальный закон.

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в кассационном протесте доводы, кассационная палата находит, что нарушений процессуальных норм, регулирующих разбирательство дела, судом присяжных допущено не было.

Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, были поставлены в вопросном листе в соответствии со ст. 449 УПК РСФСР. Напутственное слово председательствующего полностью соответствовало требованиям ст. 451 УПК РСФСР. Стороны возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности не заявляли.

На основании исследованных доказательств коллегия присяжных заседателей пришла к выводу о невиновности Краскиной. Стороны последствия вердикта коллегии присяжных заседателей обсудили с учетом ст. 450 УПК РСФСР, которая запрещает сторонам в своих выступлениях ставить под сомнение правильность вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта. Председательствующий обоснованно не усмотрел противоречивости в вердикте. Коллегия присяжных заседателей дала четкий ответ о невиновности Краскиной (ст. 456 УПК РСФСР). Поскольку вердикт присяжных заседателей обязателен для председательствующего судьи (ст. 459 УПК РСФСР), то поставленным приговором Краскина была оправдана обоснованно.

Руководствуясь ст. 465 УПК РСФСР, кассационная палата определила: приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 10 марта 1995 года в отношении Краскиной Веры Анатольевны оставить без изменения, а кассационный протест – без удовлетворения".

Казнить нельзя помиловать

Вопрос о том, могут ли присяжные при доказанности совершения подсудимым преступного деяния и его собственного признания вины, оправдать его, решался по-разному на протяжении всего времени существования института присяжных заседателей в России. Ряд ученых и практиков дореволюционного периода давали на него отрицательный ответ (Обнинский П. Н. О значении оправдательных приговоров при наличности вины // Юридический вестник. 1871. № 4. С. 92–94; Фойницкий И. Я. Оправдательные решения присяжных заседателей // Журнал гражд. и угол. права. 1879. № 6. С. 14–43), но были и сторонники возможности оправдательных вердиктов в подобной ситуации. Практику оправдания подсудимого при доказанности его вины в совершении конкретного преступления признают и некоторые современные юристы (Алексеева Л. С. Проблема факта и права в суде присяжных // Научные труды: Сборник. М.: Российская правовая академия. 1993. С. 27; Пашин С. А. Суд присяжных и судебная власть // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 2 ).

"Двенадцать апостолов" Саратовского областного суда

За два года до процесса в Иваново в России началось поэтапное (по мере решения организационных и материально-технических вопросов, а также готовности к работе в новых условиях судей, прокуроров и адвокатов) введение суда присяжных. В масштабном эксперименте участвовали суды восьми субъектов Федерации: Московской, Рязанской, Саратовской и Ивановской областей, а также Ставропольского края, спустя два месяца к ним присоединились Ростовская и Ульяновская области, Алтайский и Краснодарский края.

Первое в постсоветское время судебное заседание с участием присяжных заседателей проходило в Саратовском областном суде с 15 по 17 декабря 1993 года. На процесс по делу Артура и Александра Мартыновых, обвинявшихся в "умышленном убийстве трех человек, совершенном из корыстных побуждений и с особой жестокостью, а также в разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц", съехались представители российского юридического бомонда – чиновники из Государственного правового управления администрации президента России, Генпрокуратуры, судьи Верховного Суда, областных и равных им судов, именитые адвокаты и правоведы, преподаватели брендовых юридических вузов, наблюдатели из США.

Инкриминируемые братьям преступления на весах закона "тянули" на лишение свободы сроком до 20 лет каждому либо смертную казнь или пожизненное заключение. Но картина пляски на трупах, представленная государственным обвинителем, не произвела на присяжных нужного ему впечатления, вердикт коллегии впечатлил искушеннную публику в зале судебных заседаний: присяжные единодушно признали Артура виновным в намеренном причинении одному из потерпевших смертельных травм и признали вероятным факт, что с его стороны имела место самооборона. Александр признан виновным в намеренном причинении смертельных травм двум другим при защите брата от физического насилия с их стороны. Председательствующий Александр Галкин в соответствии с вердиктом переквалифицировал действия братьев на убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, признав тем самым меньшую степень их вины. Приговор – полтора года (Артур Мартынов) и год (Александр Мартынов) лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Последовательные сторонники независимости судебной власти узрели в лице саратовских граждан, принявших участие в судебном разбирательстве, едва ли не "двенадцать апостолов", которые принесли благую весть о том, что в России появилось альтернативное правосудие, не подверженное коррупции и давлению. Но существует и более трезвый взгляд на достоинства и недостатки "суда двенадцати". Так, уполномоченный по правам человека в РФ (2004–2014 гг.) Владимир Лукин в специальном докладе на имя Президента России писал, "что, по крайней мере, на первых порах введение института присяжных заседателей недостаточно сказалось на качестве правосудия. Вердикты присяжных порой вызывают в обществе ничуть не меньше непонимания, чем отдельные судебные решения, принятые без их участия".

В мае 2012 г. в Самарском облсуде состоялась образовательная имитационная игра "Урок правосудия", воссоздающая работу суда присяжных заседателей, в роли которых выступили старшеклассники.

В чем чаще всего упрекают присяжных

Основной упрек, который адресуют суду присяжных его радикальные противники, – большое количество необоснованных оправдательных приговоров. В той же Саратовской области присяжные оправдали в 1995 году – 83 %, в 1996-м – 91, а в 1997-м – все 100 % от общего числа оправданных всеми судами области. В Краснодарском краевом суде с 2000 по 2002 год оправдательные приговоры приходились только на суд присяжных. А газета "Коммерсантъ" приводит статистику, согласно которой "в 1996 году судами присяжных в России было вынесено почти 19 % оправдательных приговоров. Обычными же судами около 2 %. В Московском областном суде это соотношение 16 % и 2 %". Еще цифры: в 2004 году в судах РФ было рассмотрено 1000 уголовных дел с участием присяжных заседателей, в 16 % дел из общего числа были вынесены оправдательные вердикты, из общего числа рассмотренных по существу уголовных дел 15 % вердиктов присяжных впоследствии были отменены.

Радикально настроенные критики суда присяжных считают, что причина этого заключается в абсолютной некомпетентности присяжных заседателей, в силу чего данный суд нельзя назвать правым, справедливым и беспристрастным. В качестве примера нередко приводится процесс в Иваново в 1995 году.

Точки зрения на прецедент в Иваново и на проблемы института присяжных вообще

"Вопрос о виновности должно решать общество, а не государство"

По-своему объясняет единодушное оправдание присяжными женщины, чья вина в убийстве была неопровержимо доказана, известный адвокат Московской центральной юридической консультациии Елена Львова. "У меня свое мнение, – говорит она. – Суд присяжных не может совершить ошибку в отличие от профессионального суда, потому что присяжные судят по совести от имени общества – в этом все и дело". И в качестве примера обратилась к процессу над Верой Засулич, совершившей 24 января 1878 года покушение на Петербургского градоначальника Федора Трепова. Засулич обвиняли по статьям 9 и 1454 Уложения о наказаниях, что предусматривало лишение всех прав состояния и ссылку в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет. Но совершенно неожиданно для властей присяжные заседатели оправдали террористку. (Подробнее в публикации "Право.ru" "Почему присяжные оправдали террористку Веру Засулич".)

"Это мое мнение основано на изучении феномена суда присяжных именно в России, – продолжила Львова, – основанного на том, что только в России при признании события преступления и доказанности преступления присяжные оправдывают. И почему, собственно, это взбудоражило умы? Потому что Вера Засулич признавала себя виновной. <…> Ее же взяли прямо на месте преступления. Она не убегала, она, можно сказать, раскаивалась даже. Она говорила: "Я решилась ценой собственной гибели показать, что нельзя быть уверенным в безнаказанности, так ругаясь над человеческой личностью. Я не нашла, не могла найти другого способа обратить внимание на это происшествие. И страшно поднять руку на человека, но я находила, что я должна это сделать". И далее адвокат привела слова председательствующего в суде Анатолия Кони в отношении оправдательного вердикта: "Никто не захотел понять, что, говоря "невиновна", присяжные вовсе не отрицали того, что она сделала, а лишь не вменяли ей это в вину". "То есть практически они не столько оправдали ее, сколько осудили беззаконие власти, – приходит к выводу Львова. – Причем они не оправдали террор, они не оправдали преступление, они вину этой женщины взяли на себя, как часть общества, и фактически за ее признание вины они ее простили".

Обращаясь к суду по делу Краскиной, убившей своего сожителя, Львова подчеркнула, что "этот человек издевался над ней систематически, бил, вымогал у нее деньги. Причем у нее был уже эпизод – она его однажды пыталась убить [первая судимость Краскиной]. Она признавала вину, она раскаивалась в содеянном, она плакала. <…> И, пожалуйста, у нас уже и верующие, и неверующие есть, и нет повально всех христиан, как раньше было в составе присяжных. И тем не менее они тоже взяли эту вину на себя – присяжные, – как общество, оправдав ее".   "Решение вопроса виновности обычными людьми разумно и целесообразно. Суд присяжных более гуманен. Вопрос о виновности должно решать общество, а не государство", – уверена Львова.  

"Суды по названию, а не по существу"

Против подобной точки зрения резко выступил заслуженный юрист Российской Федерации Владимир Зыков в "Парламентской газете" № 166 за 3 сентября 2002 года. "Для судов присяжных соблюдение законов необязательно. Они – суды по названию, а не по существу, – писал он. – В основе их деятельности заложена не законность, а групповое представление о справедливости. Между тем оно у разных лиц неодинаково и очень часто выходит за пределы не только законного, но и здравого смысла. Тем более в нашей стране, для которой характерна правовая и нравственная деградация, утрачены моральные постулаты, стираются грани между добром и злом".   Не обошел автор стороной и вердикт присяжных из Иваново, ставший хрестоматийным в практике этого вида правосудия. "Чтобы внедрить "истины" в сознание общественности и судей, научить их разрешать уголовные дела не по закону, а по совести, – язвительно писал он, – необходим был яркий пример из практики, и такой пример дал суд присяжных Ивановской области по делу В. А. Краскиной, которая, являясь ранее уже судимой за покушение на умышленное убийство, убила своего сожителя Смирнова. Краскина как на предварительном следствии, так и в суде полностью признала себя виновной. Фактические обстоятельства убийства были признаны доказанными и вердиктом присяжных, но в противоречие с этим они признали Краскину невиновной, мотивируя это тем, что Смирнов пьянствовал, сквернословил, вымогал деньги для покупки спиртного, а поэтому, мол, она обоснованно уничтожила его. <…> А вот и просвещенное мнение об этом скандальном решении ивановских присяжных. Оно опубликовано в журнале "Российская юстиция". Профессор Л. Алексеева [возможно, имеется в виду д. ю. н., профессор Лидия Алексеева, в 2000-х годах – член Научно-консультативного Совета ВС РФ] начала с заявления о том, что "такого рода решениями изобиловала практика суда присяжных в пореформенной России и это служило основанием непрекращающейся критики их". А затем дала отповедь критикам. Они, мол, не понимали, что присяжные являются судьями совести, при вынесении вердикта руководствуются не велением абстрактной правовой нормы, формально установленных в ней признаков преступления, а собственными представлениями о справедливости. Поэтому ни приговор суда присяжных Ивановской области, ни определение кассационной палаты Верховного суда РФ в отношении Краскиной не вызывают сомнений".   В поддержку своей позиции Зыков сослался на такой факт. Глава администрации Рязанской области (1996–2004) Вячеслав Любимов в свое время, выступая на заседании Совета Федерации, сказал: непонятно, почему нам, членам европейского сообщества, была предложена модель американского суда присяжных, а, допустим, не французская, которая понятна судейскому корпусу и более привычна. И заметил при этом, что суды присяжных в нашей стране ни с юридической, ни с экономической точки зрения не оправдали себя, эксперимент не удался – и просил избавить Рязань от судов присяжных, так как их оправдательные приговоры "имеют отрицательный резонанс среди населения".   "Пропуская граждан через этот механизм суда присяжных, мы получаем гражданское общество совсем другого качества"   Известный журналист с юридическим образованием и кандидатской степенью Леонид Никитинский защищает "судей факта" со своей позиции: "Проигрывая в судах присяжных в разы больше дел, чем у профессиональных судей, прокуратура и следствие думали не о том, как улучшить свою работу или институт присяжных, а лишь о том, как от него избавиться. Это происходило при молчаливой поддержке судейской верхушки. Оправдательные вердикты присяжных раз за разом отменялись по формальным, а часто и притянутым за уши основаниям, по телевизору присяжных постоянно называли не иначе как "люмпенами", не способными разобраться в сложных юридических вопросах. Отдельно надо сказать и о манипулировании присяжными путем так называемого "оперативного сопровождения" со стороны правоохранительных органов, чему скопилось уже множество примеров".   Ссылаясь на свой богатый опыт общения с присяжными, Никитинский утверждает, "что это граждански увлеченные люди, которые проходят через очень тяжелый для себя опыт вынесения вердиктов – и обвинительных, и оправдательных. Они после этого начинают по-другому смотреть на жизнь, на общество, на государство, на суд. Алексис де Токвиль писал в своей классической работе об американской демократии, это я обнаружил после того, как сам пришел к такой же мысли, что, пропуская граждан через этот механизм суда присяжных, мы получаем гражданское общество совсем другого качества".   "При всех издержках ценность этого института – с точки зрения того, что он может вытащить судебную систему, сделать ее более открытой, вменяемой и как бы открытой для конструктивной критики, – ценность этого института огромна. Все остальное провисает. Это именно островок независимости. И этот остров надо расширять", – считает журналист.  

"Пожалуйста, Владимир Владимирович, верните нам суд присяжных в полном объеме"

Оправдание присяжными Засулич, тяжело ранившей обер-полицмейстера Санкт-Петербурга Федора Трепова, при полной доказанности в ее действиях состава преступления, повлекло за собой принятие Закона 1878 года, исключившего из подсудности суда присяжных, в частности, дел о государственных преступлениях. Вновь воссозданный в постсоветский период институт присяжных заседателей также пережил со временем серьезное сужение своей юрисдикции. Об этом, например, напомнила президенту Владимиру Путину в ходе его встречи с правозащитниками 5 декабря прошлого года глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.   "До 2009 года в ведении суда присяжных было рассмотрение дел по 47 статьям Уголовного кодекса. Начиная с декабря 2008 года в несколько приемов из ведения суда присяжных были изъяты дела по 24 статьям, то есть половина всех ранее подсудных этому суду дел, в том числе преступления против правосудия, транспортные преступления, взятки. Права на суд присяжных лишились подростки, женщины, обвиняемые в убийствах и других особо тяжких преступлениях", – сказала она и попросила президента внести в Госдуму предложение о расширении полномочий суда присяжных. По ее словам, большинство граждан не доверяют судебной системе, и она нуждается в совершенствовании. "Если вы внесете это предложение в Думу, я не сомневаюсь, что Дума его примет, и такой суд станет чаще выносить оправдательные приговоры, станет более справедливым и более человечным, а от этого выиграют и граждане, и власть. Пожалуйста, Владимир Владимирович, верните нам суд присяжных в полном объеме", – сказала правозащитница.   "Суд присяжных у нас есть, но действительно его возможности ограничены, но связано это, прежде всего, с финансовыми ограничениями. Это достаточно дорогой институт. Сейчас он работает по наиболее общественно опасным составам, хотя, думаю, что вы правы, надо нам возможности суда присяжных расширять", – ответил Путин.   См. также другие публикации "Право.Ru" на тему суда присяжных:   Суд присяжных ущемляют. Некомпетентен или неугоден прокурорам?   Госдуме предлагают лишить суда присяжных обвиняемых в бандитизме   Что делать судье, когда процесс принимает "характер суетливой беспомощности"   "Наша правоохранительная система не очень понимает смысл суда присяжных" – адвокат Ставицкая   Как вести себя обвинителю на "суде улицы"   Глава ВС поддержал расширение юрисдикции присяжных   Число присяжных заседателей предлагается сделать "плавающим"   Изменена подсудность дел по ряду составов статей 131 и 132 УК   Двум прокурорам из США, назвавшим в соцсети присяжных идиотами, грозит увольнение

Источник: pravo.ru

Смотрите также

Как изменились правила одобрения сделок для ООО

571 Федеральным законом от 03.07.2016 № 343-ФЗ в законы об акционерных общес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *